Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

buida, yuri

Вернулся из Касимова

Только что вернулся из Касимова, где почти весь день провел в суде. Дело об убийстве Бориса, брата жены. Убийц нашли: его же работники. В конце января поссорились, и Бориса задушили в машине, а потом отвезли под мост, облили бензином – термический ожог 95 процентов. Убийцы пришли на похороны и на поминки, а потом уехали в Ростов (откуда родом). Оба ранее судимы, один по 105-1 (предумышленное убийство). Бориса всего уговаривали не брать этих людей на работу, но он сказал, что это не по совести – не давать прокормиться людям, которые отсидели. Ну и вот. Один из убийц проходит как свидетель – других свидетелей нет. Когда их спросили, почему они пришли на похороны и на поминки, убийца ответил: Мы ж с ним работали, он был хорошим человеком, хорошо нам платил.

На суде были две бывшие жены Бориса. Одна – давняя – помалкивала, а недавняя попросила слова и полчаса рассказывала о том, каким негодяем был ее бывший муж и какими добрыми и отзывчивыми “ребята” (убийцы). Борис еще при жизни записал на нее две квартиры, три машины и оплатил ЭКО (в результате у 36-летней жены появился ребенок).

Мать Бориса, понятно, в откате, друзья собрались побить “эту сволочь” (бывшую жену) – я их еле оттащил.

Наконец подсудимый выдал аж три ходатайства с требованием о псих экспертизе. Суд отложен до получения результатов.

После заседания “сволочь” бросилась к судье и закричала: Вы почему усмехались на суде, когда я рассказывала про то, какой сволочью был мой муж? Милиционеры ее схватили, но судья их остановила и сказала: Убили не сволочь, а человека.

В общем, женщинам – валидол с валокордином, а потом три с половиной часа полета под дождем. В Мособласти дождя нет. Зато полтора часа пробок – аварии на МКАД.

Ну вот пока и все.

buida, yuri

Дмитрий Быков зычно окликнул старуху Изергиль

…в питерском арт-клубе«Книги и кофе»Дмитрий Быков представлял свой новый роман «Остромов, или Ученик чародея». Это заключительная часть трилогии, начавшейся с «Оправдания»(2001) и продолжившейся« Орфографией»(2003).

В «Остромове» речь идет о«деле ленинградских масонов» 1926 г. и ключевом фигуранте дела — Борисе Васильевиче Остромове. В фамилии его прототипа — Астромов — Быков сменил первую букву, очевидно продолжая игру с буквой«О» в заглавиях трилогии, а заодно развязывая себе руки…

Об этом Дмитрий Быков и написал свою замечательную книгу. О смерти страны, уклада, людей. Смерть после жизни, гальванизированный труп — мотив, постоянно воспроизводящийся в романе. Потому что в труп превратилась Россия, а значит, и все, что в ней.«Мертвы были разговоры о ценностях и смыслах, мертвы реформы и контрреформы, мертвенно холодна была зима и мертвенно жарко лето, мертвы были пустоши и города, дворцы и трущобы, мертва была словесность, из тончайшего слоя которой высосали все соки». И по улицам ходили теперь нелюди, в трамваях ездили обладатели рож, а не лиц…

Но мертвенный ужас, скорбь, отчаяние, безнадежность, которых в этой повести в избытке, все же не напрасны, не случайны. Оттого что неизбежны. Поскольку«аще не умрет, не оживет» — Быков недаром цитирует этот евангельский парадокс. Само возвращение Дани из астрального поднебесья в грязный город к больному ребенку(сыну его соседки) и есть утверждение жизни, теплый проблеск в ледяной ночи.

Так все обстоит на уровне идей. Вместе с тем смерть в «Остромове» уравновешивает необыкновенная и, возможно, неосознанная жовиальность этого текста, сквозящая уже в самой манере по-бальзаковски щедрого письма. Она проступает и в быстрых, но живых и свежих зарисовках заката, солнечного света, ночного неба, в описании чувств, в потоках громоздящихся подробностей, имен, дат, обстоятельств и сквозь то жадное любопытство, с каким переданы беседы героев.

Она ясно слышится и в литературной игре, затеянной Быковым, — 700-страничное повествование он назвал повестью, точно бы настаивая на том, что важней всего ему повествовать, рассказывать, описывать мелочи. Заодно Быков зычно окликнул и русскую литературу —«Мастера и Маргариту»,«Доктора Живаго»,«Старуху Изергиль», Тургенева, Толстого, Достоевского, Гончарова. Вопреки всему получился настоящий пир, но не во время чумы, а вопреки ей.

http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/246933/asche_ne_umret

Рецензия так и называется - “Аще не умрет”.