Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

buida, yuri

Алексей Цветков о Сталине-Не-Сталине

В управе Рязанского района Москвы появился стенд с портретом Сталина. На стенде этом есть и другие «Маршалы победы»; и установлен он, собственно, к 65-летию великого события. Бдительный радиослушатель, увидав такое, немедленно сообщил об этом журналистам «Эха Москвы», и это стало маленьким однодневным скандальчиком. Скандальчик, всем понятно, всего лишь детонатор к гораздо более масштабной полемике – в честь Великой Победы по всей столице появятся уличные билборды с генералисcимусом, сообщающие о его руководящей роли в разгроме фашистских захватчиков. И отнестись к этому спокойно, махнуть рукой и откупиться от взгляда с билборда словами «это же просто история» у многих не получается…

Эта война эмблем, названий и портретов вполне логична. Там, где с реальной политической борьбой, многопартийностью и конкуренцией социальных проектов дело обстоит затруднительно, разные группы внутри общества, исповедующие разные идеологии, обостряют соперничество на уровне символов, памятников и названий улиц. Но почему именно Сталин и всё, что с ним связано, вызывает максимальные эмоции, выводит людей из мудрого равновесия?..

Сталин стал идеальным ответом на мазохизм восточной толпы, которая любит, когда «отец» целится в неё из винтовки

Сталин воплотил в политике самые смелые притязания русских авангардистов начала века, и потому-то русский авангард перестал быть нужен как устаревшая и воплощенная претензия…

В этом самом постмодернизме лицо на черно-белом билборде должно бы восприниматься нами прохладно как дата или как построенная пять лет назад «сталинская» высотка «Триумф Палас» на Соколе, где небедные люди покупают квартиры, не задумываясь об идеологической нагрузке здания…

http://russ.ru/pole/Stalin-v-gorode

*** Вот эта мысль о прохладном восприятии (ну как фаюмские фрески) мне давно нравится.


buida, yuri

Советские поэты о Сталине

Джамбул

Сталин! Ты крепость врагов сокрушил!
Любимый! Ты житель моей души!
Сравнений тебе не найдут жирши,
И у акынов, степных мастеров,
Таких не найдется жемчужин-слов.
С пророком хотел я тебя сравнить,
С пророком не мог я тебя сравнить.
Правду пророк не умел говорить!..

ФОТО: Репродукция картины Бродского, Коммерсантъ

Ты, мудрый учитель, средь гениев гений!
Ты солнце рабочих! Ты солнце крестьян!
Твоя Конституция — стяг поколений,
Надежда и свет угнетенных всех стран.

Хотел с океаном тебя сравнить,
Не мог с океаном тебя сравнить!
И в океане порой корабли
С распоротым дном сидят на мели...
С Полярной звездой хотел сравнить,
С Полярной звездой не мог сравнить!
Она, как приколотая гвоздем.
Вечно стоит на месте своем...
С горами хотел я тебя сравнить,
С горами не мог я тебя сравнить!
Из гор тебе не равна ни одна,—
У каждой горы вершина видна...
И с солнцем хотел я тебя сравнить,
Не мог тебя и с солнцем сравнить!
Может и солнце порой изменить,—
Светит оно лишь в ясные дни.
Сталин! Сравнений не знает старик...
Сталин, как вечный огонь, горит.

***

Поезд не опоздал ни на час,
Bo-время прибыл он.
Твой, Каганович, могуч приказ,
Слово твое — закон!
Армию смелых ведешь за собой,—
Сталинец верный ты,—
И засиял семафор звездой.
Рельсы легли, и над сизой водой
Встали стальные мосты.

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1290515

Там еще стихи Тарковского, Маршака, Михалкова, Евтушенко и др.

buida, yuri

Депортация немцев из Восточной Пруссии (Калининградской области)

Ниже – обещанная статья о депортации немцев. Хочу только напомнить: Калининградская область – это менее трети Восточной Пруссии, а большую часть Сталин отдал Польше и Литве.

Вот текст, который был опубликован в журнале “Власть” (ИД “Коммерсант”): http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=335976

14 июля 1945 года жители немецко-силезского городка Бад-Зальцбрунн, уже переименованного на польский лад в Щавно-Здруй, получили особое распоряжение об их выселении в Германию. Немцам дозволялось взять с собой 20 кг багажа на каждого. Выселение шло поэтапно. На одном из последних этапов попытались депортировать, пожалуй, самого известного жителя Силезии: лауреату Нобелевской премии по литературе Герхарту Гауптману приказ о выселении вручил некий полковник советской армии. Для писателя это был удар, от которого он так и не оправился. Перед смертью спросил: «Я еще в своем доме?» Дом принадлежал ему, но стоял уже на польской земле.

Гауптман стал одной из жертв грандиозной акции, в ходе которой из родных мест бежали и были изгнаны около 15 млн европейских немцев — от Адриатики до Балтики. Более 2 млн из них погибли.
С подачи Уинстона Черчилля в статье ХIII протокола Потсдамской мирной конференции (19 июля — 2 августа 1945 года) депортация немцев была обозначена как «orderly transfers of German populations», то есть «упорядоченное переселение немецкого населения». Советские источники называли это просто переселением. Польские — «возвращением немецкого населения" (powrót ludnosci niemieckiej).

Депортированные немцы, а вслед за ними многие политики, историки и публицисты дали этому явлению совсем другое название - «бегство и изгнание» (Flucht und Vertreibung). Уже в 1946 году западногерманские епископы обратились к западному миру с призывом не отвечать на преступления нацизма преступлением против немецкого народа. Их поддержал папа Пий ХII. Американский историк Альфред де Заяс в книге «Немезис в Потсдаме» прямо обвиняет союзников в пособничестве Сталину: по его словам, Великобритания и Соединенные Штаты вольно или невольно обеспечили большевикам легальное прикрытие массовых депортаций немцев.
С начала 30-х до середины 50-х годов, по данным отечественных историков, большевистским репрессиям и депортациям в СССР подверглись 15 народов и 40 народностей, около 3,5 млн человек были изгнаны из родных мест. В ходе различных спецопераций НКВД—МВД—МГБ пострадали около 1 млн немцев, более 200тыс. погибли. Среди них были потомки тех, кто по призыву Екатерины II приехал в Россию, чтобы помочь обустроить юг империи. И те, кто оказался на территории СССР в результате советской агрессии против Польши в сентябре 1939 года. Наконец, те, кто жил на немецкой территории, которую англо-американские союзники сдали Сталину в соответствии со статьей VI Потсдамского договора.

После падения Кенигсберга 9 апреля 1945 года в состав СССР вошли север Восточной Пруссии и Мемельский край. Мемель-Клайпеда и полоса земли севернее Немана стали частью Литвы, остальная территория, менее трети Восточной Пруссии,— частью РСФСР. Большая часть Восточной Пруссии отошла к Польше. Позднее, уже после завершения войны, во время демаркации границы между СССР и Польшей, Сталин карандашом спрямил на карте пограничную линию, и в состав СССР вошел польский городок Илавка, носивший некогда немецкое название Прейсиш-Эйлау, а ныне — Багратионовск.

Советские власти быстро начали осваивать приобретенные территории. Здесь, на самом западе страны, создавался мощный военный форпост: база военно-морского флота, подземные аэродромы, оборонная промышленность. Вскоре к ним добавились ракеты шахтного базирования с ядерными боеголовками, которые в считанные минуты могли долететь до любой точки Европы.
Уже в 1945 году в Калининградскую область пошли эшелоны с переселенцами из Белоруссии, Псковской, Калининской, Ярославской и Московской областей. По приказу Сталина они ехали на восстановление промышленности и сельского хозяйства бывшей Восточной Пруссии. Они должны были «мирно вытеснить» оттуда коренное немецкое население.

По официальным данным на весну 1947 года, на советской территории оказались 110 217 «потсдамских» немцев. Плюс к этому на территории Калининградской области в лагерях #445 и #533 содержались под стражей 11 252 военнопленных и 3160 интернированных, за которыми помимо вооруженной охраны бдительно следили 339 сексотов МВД, выявлявших военных преступников и реакционно настроенных офицеров, искавших контакт с литовским антисоветским подпольем.
Судя по всему, поначалу советское руководство не очень ясно представляло себе, что делать с немцами, в одночасье ставшими жителями, но не гражданами страны социализма. С лагерниками все было более или менее понятно: военнопленных использовали в целлюлозно-бумажной и судостроительной промышленности, а потом часть отправили по домам, в Германию и Австрию, а остальных — в Сибирь. Но было абсолютно непонятно, что делать с гражданским населением.

Те, кто был в силах работать, работали и получали продуктовые карточки. Но их было всего 36,6 тыс. человек (среди них, кстати, учителя немецких школ и даже священнослужители). Остальные были заняты расчисткой развалин или не заняты вовсе.
«Неработающее немецкое население... продовольственного снабжения не получает, вследствие чего находится в крайне истощенном состоянии,— докладывали в 1947 году в Москву калининградские власти.— В результате такого положения среди немецкого населения за последнее время отмечается резкое повышение уголовной преступности (кражи продуктов, грабежи и даже убийства), а также в первом квартале 1947 года появились случаи людоедства, которых по области зарегистрировано... 12. Занимаясь людоедством, отдельные немцы не только употребляют в пищу мясо трупов, но и убивают своих детей и родственников. Случаев убийства с целью людоедства имеется 4».
Немцам разрешили выезжать в Германию, и многие из них этим правом воспользовались. Однако калининградским властям было очевидно, что исключительно разрешительными мерами обойтись не удастся. 30 апреля 1947 года начальник управления МВД по Калининградской области генерал-майор Трофимов направил докладную записку на имя министра внутренних дел СССР генерал-полковника Круглова: «В соответствии с указанием заместителя министра внутренних дел генерал-полковника тов. Серова от 14 февраля 1947 г. #2/85 с 2 апреля 1947 г. мною приступлено к частичному переселению из Калининградской области немцев, имеющих родственников в советской зоне оккупации Германии. В настоящее время уже выдано разрешений на переселение 265 чел. Это мероприятие вызвало массовый поток заявлений немцев с просьбами о разрешении выезда в Германию, обоснованными причинами как соединения семей, так и тяжелыми материальными условиями жизни... Наличие немецкого населения в области разлагающе действует на неустойчивую часть не только гражданского советского населения, но и военнослужащих большого количества советской армии и флота, расположенных в области, и способствует распространению венерических заболеваний. Внедрение немцев в быт советских людей путем довольно широкого использования их в качестве низкооплачиваемой или вообще бесплатной прислуги способствует развитию шпионажа... Немецкое население... отрицательно влияет на освоение новой советской области... Считаю целесообразным поставить вопрос об организационном переселении немцев в советскую зону оккупации Германии».

Наконец, 11 октября 1947 года Совет министров СССР принял постановление #3547-1169с «О переселении немцев из Калининградской области РСФСР в советскую зону оккупации Германии». Через три дня министр внутренних дел Круглов издал приказ #001067, в соответствии с которым новому начальнику управления МВД по Калининградской области генералу Демину вменялось в обязанность переселение в 1947 году из области в Германию 30 тыс. немцев. В помощь местной милиции прибыла московская бригада во главе с генералом Стахановым. Общее руководство операцией взял на себя первый заместитель министра внутренних дел генерал Иван Серов.

Депортация немцев из Восточной Пруссии была осуществлена в течение года без каких-либо серьезных сбоев и отклонений от спущенных из Москвы планов. В отчетах МВД акция расписана детально, по дням и часам. Переселенцам дозволялось взять с собой 300 кг личного имущества («за исключением предметов и ценностей, запрещенных к вывозу таможенными правилами»). Специально отмечалось, что один из заместителей начальников эшелонов должен был заниматься «агентурной работой среди немцев». Каждому переселенцу было предписано выделить «сухой паек на 15 дней по нормам рабочих промышленности и связи». Всего, по предварительным подсчетам, переселить должны были 105 558 человек.

Первый эшелон ушел в сторону станции назначения Позевальк 22 октября 1947 года, последний — 21 октября 1948 года. Всего отправили 48 эшелонов, депортировав 102 125 человек. Организована была депортация хорошо, о чем свидетельствует относительно небольшое количество жертв. Например, в октябре-ноябре 1947 года, по данным советского МВД, в пути 26 переселенцев умерли от истощения и один — от разрыва сердца. Аналогичные депортации в остальной Европе сопровождались многотысячными жертвами. Поляки, венгры, чехи не щадили немцев, которых выселяли из Силезии, Трансильвании, Судет.
Поскольку речь шла о «потсдамских» немцах, чья судьба в принципе могла заинтересовать мировую общественность, на всякий случай прямо на станциях перед отправлением переселенцы составляли и передавали конвоирам письма «с выражением благодарности советскому правительству за проявленную заботу и организованное переселение», сохранившиеся в архивах МВД. Тексты по-немецки и по-русски (в достоверных переводах чекистов) писались, разумеется, по единому образцу: «Этим мы выражаем сердечную благодарность Советскому Союзу за отношение к нам в период жительства под Вашим руководством. Мы работали вместе с русскими товарищами в дружбе и согласии. Также благодарим мы органы милиции за хорошую организацию отправки в Германию, за помощь, оказанную нуждающимся. Продукты питания были в достатке. Большой благодарностью прощаемся мы с Советским Союзом. Вагон #10".
В целом все прошло как по маслу, о чем свидетельствуют рапорты на имя министра и 284 благодарственных письма, подшитые к ним. Не забыт, впрочем, недостойный поступок некоего капитана Баринова, который по пьянке отстал от эшелона и повздорил с польскими железнодорожниками, за что был примерно наказан. Остальные, как докладывал генерал Демин, трудились «добросовестно, напряженно и часто без отдыха по несколько суток».
30 ноября 1948 года министр Круглов письменно (отчет #4952/к) сообщил о завершении операции Сталину, Молотову и Берии. Коренным населением Восточной Пруссии стали русские, белорусы и украинцы.